Про унижение женщин в Монголии

Сегодня женщина в Монголии главнее мужчины, хотя исторически женщины здесь довольно сильно уничижали

Исторически положение монгольской женщины всегда нормировалось двояко: в семье и вне ее. Родовой быт привел к полному порабощению женщины в семье. Не только дочь, но и воспитанница полностью подлежала господину дома. Правда, воспитатели имеют определенную ответственность. Когда кто-то дал дочь на воспитание, а потом хочет ее вернуть назад, то за хорошо воспитанную девушку платит один десяток коров, когда же девушку воспитали плохо, воспитатели получают лишь половину выкупа.



Интересны нормы домашних наказаний. Если свекровь бьет свою невестку за дело, это ничего, но если бьет безвинно, то должна заплатить за наказание: за тяжелое избиение один десяток коров, среднее — пять коров, за малое — одну корову. Если свекор побьет невестку, наказание в два раза больше. Но муж вполне свободно распоряжается женой. Бросив ее, он может ее убить. Наказание за это … снова один десяток коров, то есть столько же, сколько за убитого раба и на половину меньше того, что платит свекор за избитую невестку.

Женщину, которую бросил муж можно купить за небольшое количество скота, от одного коня и верблюда до десяти (если она знатного рода). Кто убьет в бою мужа, получает жену.

В Цааджин-Бичик (уставе ойратской эпохи) подчеркивается положение женщины, охраняющей семейный очаг. «Женщину, когда она сидит на своем обычном месте в юрте, а именно справа от входа за очагом в ногах хозяйской кровати, никто не смеет ее тронуть. Она же может обругать чужого, или даже бросить в него поленом или чем-то из домашних вещей, когда только того захочет. Но, когда она в споре сойдет со своего места, или выйдет из юрты, она теряет свое право и тогда могут ее наказать за оскорбление».

В конце XVII века северная Монголия окончательно попадает под власть ханов, и они заводят там ханские законы. Из этих трех кодексов, монгольского права — ясы, Цааджин-Бичик и монголо-ойратского устава видно постепенное возведение женщины в положение рабыни. Яса назначает женщине роль хранителя домашнего очага, помощницы и представительницы мужа. Предполагается присутствие женщины на войне, причем с определенными обязанностями в бою. Цааджин-Бичик дает женщине определенные права, только когда она сидит на своем месте у костра, то есть когда охраняет интересы семьи. Как только она сходит со своего места, это расценивается, как вмешательство в другие дела, и она сразу лишается своих прав. Приказы монголо-ойратских ханов видят в женщине существо, имеющие ценность лишь как матери будущих мужчин.

Несмотря на то, что за оскорбление женщины грозила серьезная казнь, в семье муж являлся полным господином. Он мог бросить жену и даже убить ее. Если же жена уходила от мужа и к кому-то другому, муж имел право взять жену назад, а кроме того еще и скот того, к кому ушла жена.

Recent Posts from This Journal

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
Подзадолбала Монголия
Что-нибудь другое уже будет когда-нибудь?